Новости

Неделя святых праотец

   За две недели до Рождества Христова Церковь прославляет святых праотец — всех ветхозаветных святых, через которых открылась слава Израиля и пришёл в мир Господь наш Иисус Христос. За Божественной литургией в этот день читается Евангелие о званных на пир.

   Один человек сделал большой ужин и звал многих. В Ветхом Завете есть один образ, связанный с сегодняшним Евангелием. Будущее человечества, пребывающего с Богом, есть трапеза вечная. Об этом возвещает пророк Исаия, когда зовёт всех жаждущих прийти и почерпнуть воду безсмертия и говорит о пище, которой все должны насытиться (Ис. 55, 1—2). А псалмопевец напоминает каждому из нас, когда мы готовимся ко Святому Причащению, что Господь уготовал трапезу сопротив стужающих мне, умастил главу мою елеем и чаша Его упоявающая яко державна (Пс. 22, 5). И подобно тому, как Премудрость, которая построила себе дом и зовёт всех проходящих мимо людей вкусить хлеба и вина, так Церковь Божия зовёт всех людей приобщиться трапезе, где хлеб и вино не просто образы того, что совершится, но реальная Божественная жизнь, которой мы уже сейчас приобщаемся, а самое главное — обещание лучшего, то есть пребывания с Богом, которое не кончится никогда.

   В притче Хозяин этого пира — Бог, приглашённые на пир — иудеи. В течение всей истории Ветхого Завета они жили ожиданием дня, когда придёт к ним Бог, Мессия. И когда Он пришёл, они отвергли Его приглашение. Как это могло случиться, что это за потрясающее явление? Вся история, долгие века — путь к Мессии, а завершение пути — Его отвержение. Почему Иерусалим не узнал времени посещения своего?

   Этот пир, то есть Царство Божие, отвергнут иудеями по вполне уважительным причинам. Один человек говорит, что он купил поле, и ему надо хорошенько его осмотреть. Другой — что купил пять пар волов, и ему надо испытать их. Третий ещё убедительнее — что женился. У всех нашлись дела, и очень важные — всё нужное, всё полезное, всё замечательное. Люди предпочли своё земное, естественное, понятное всем — всему остальному. Но люди эти, говорит Господь, вовек не вкусят Царствия Божия. Они оказались только зваными, но отвергнутыми Господом, потому что не отозвались на то, что Господь совершил для человека.

   Эта притча — о тайне числа 666. Блаженный Августин говорит, что мир был сотворён совершенным — «добро зело» — в шесть дней. Но освятился он только в седьмой день, когда Бог почил от трудов Своих и как бы пригласил человека и вместе с ним всё творение, войти в радость Господа Своего, в дом Божий. Число 6 — совершенство само по себе. Совершенство природы — поле, совершенство творчества и труда — волы, совершенство любви, то есть высшего добра, — соединение двух жизней в одну в браке. Всё получено от Бога, но ещё не освящено седьмым днём, который есть пир Господень. Это совершенство без Бога, тройное самосовершенство — и есть число 666. В нём заложено разрушение всей Земли, обессмысливание всякого труда и разделение всех. Очень тонко и почти незаметно происходит эта подмена тайны Рождества Христова, «благочестия великой тайны: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16) — «тайной беззакония», которая есть антихрист.

   У одного человека собственным полем его заполняются все дни с утра до вечера, так что некогда в Церковь пойти и некогда помолиться. Другой так захвачен вдохновением земного труда, что для Бога в сердце не остаётся места. Третий веселится на пиру земной любви, и никакого другого пира он знать не желает.

   Так хотела бы Церковь подарить хозяину поля цветок, сорванный с небесных полей, который столь веселит сердце человека, как свидетельствует святой Димитрий Ростовский, что если бы человек смотрел на него, то не хотел бы ни есть и ни пить и не ощущал никакого страдания! Этот цветок не увядает и цветёт вечно. И владельца волов просит в этот день остановиться, на небо взглянуть, размышляя о Вифлеемской звезде, и выпрячь волов: и волы желают прийти к яслям Богомладенца. И вступившему в брак говорит: нет ничего прекраснее дома и семьи. Чтобы полюбить по-настоящему хотя бы одного человека, надо иметь сердце, способное любить, но только у Бога можно научиться подлинной человеческой любви.

   Самое великое счастье может коснуться человеческой жизни, если отправиться в путь туда, где Господь. Но когда отвергается этот зов, сладость греха, услаждение диавола о гибели чьей-то души уже присутствуют и в невинных как будто дарах, потому что они отделены от Бога. Так двоится в сознании слово «мир»: сотворённое Богом чудо становится местом, где похоть плоти, похоть очей. Обладание без любви, как говорят святые отцы, и есть похоть. Так совершается измена Господу: богатство и сластолюбие становятся дороже славы Господней даже для тех, кто знал эту славу, как Соломон. И подобно гадаринцам, умолявшим Господа отойти от пределов их, мир непрестанно молится страшной молитвой. Это молитва о лишении его Царства Божия. Каждый по-своему, но все, как бы сговорившись, твердят: «Молю Тя, имей мя отречена!» От чего отречена? От Царства Божия.

   Кто-нибудь скажет, что по-русски это место звучит несколько иначе. Дело не в особенностях славянского языка. Молитва — это когда человек глубиною сердца своего лелеет самое дорогое для себя, безконечно драгоценное. Потому-то апостол Павел корень всех зол — сребролюбие — называет идолопоклонством (Кол. 3, 5). Отдача этому греху происходит на уровне молитвы, только обращена эта молитва не к любящему человека Богу, а к диаволу, человекоубийце.

   Не идущие на пир Господень, как говорит святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, неизбежно идут на пир Иродов, где совершается убийство величайшего праведника. Оттого что дом Отца Небесного превращается в дом торговли, и богоизбранный народ поклоняется золотому тельцу, «осанна» Иерусалима, встречающего своего Мессию, сменяется осатаневшим «распни, распни Его».

   Обратим внимание, что дальше говорит Господь в притче. Господин посылает своего слугу, чтобы он звал на торжество, как сказано, «увечных, хромых и слепых». Да, конечно, если народ израильский считал себя единственно достойным народом, то все остальные народы и были хромые, и слепые, и убогие. И наш народ ради отвержения Израиля оказался званым. Нас искал Господь по улицам и переулкам, по дорогам и изгородям, и суть праздника сегодняшнего в том, что весь Израиль, как говорит апостол Павел, спасётся. Весь Израиль — это остаток Израиля и все языческие народы, которых убедили вестники Господа прийти к Нему.

   И вот мы присутствуем на этом пиру в Церкви Божией. И все мы убогие, и хромые, и бедные, и слепые. И оттого что мы приходим на этот пир, оттого что Бог дает нам радость новой жизни, благодать Духа Святаго, купленную ценой Крови Его, мы начинаем ходить и скакать от радости, когда получаем это исцеление. Мы обретаем богатство, которое никто от нас никогда не отнимет. Мы начинаем видеть глубину всех вещей — всего, что совершается в мире, в истории, в судьбе каждого человека.

   За две недели до празднования Рождества Христова открывается нам предваряющий экзамен: как мы готовимся к Рождеству Христову, к Его Первому Пришествию, так мы готовимся и ко Второму Его Пришествию.

                                                                                                                          Протоиерей Александр Шаргунов


Тропарь святым праотцам, глас 2
Ве́рою пра́отцы оправда́л еси́,/ от язы́к те́ми предобручи́вый Це́рковь,/ хва́лятся в сла́ве святи́и,/ я́ко от се́мене их есть плод благосла́вен,/ без се́мене Ро́ждшая Тя.// Тех моли́твами, Христе́ Бо́же, поми́луй нас.

Перевод: Верою праотцев Ты оправдал, в их лице предобручив с Собою Церковь из всех народов. Хвалятся во славе святые, ибо от семени их плод славный, – без семени Родившая Тебя. Их мольбами, Христе Боже, спаси души наши.

Кондак святым праотцам, глас 6
Рукопи́саннаго о́браза не поче́тше,/ но Неопи́санным Существо́м защити́вшеся, треблаже́ннии,/ в по́двизе огня́ просла́вистеся,/ среде́ же пла́мене нестерпи́маго стоя́ще, Бо́га призва́сте:/ ускори́, о Ще́дрый, и потщи́ся, я́ко Ми́лостив, в по́мощь на́шу,// я́ко мо́жеши хотя́й.

Перевод: Рукотворному образу не поклонившись, но Естеством Неописуемым защитившись, треблаженные, подвигом в огне вы прославились и, среди пламени нестерпимого стоя, Бога призывали: «Поспеши, о Сострадательный, и обратись к нам на помощь, как Милостивый, ибо что захочешь, Ты можешь совершить!»